Александр, до того, как мы пройдемся по местам твоей боевой славы на «Русской Схватке», расскажи, как ты начал свой путь в большой покер.
- В покер  я начал играть два года назад. Началось все с «домашних» игр с друзьями. Мы вкладывали по 2000 рублей на стол и играли в лимитный холдем с блайндами 10/20 рублей. Потом я узнал про интернет-покер и получил стартовый «полтинник». Играл немного, может, по два раза в неделю, то есть покер для меня был хобби. Деньги свои я не вкладывал, тем более, что однажды занес один фриролл. Рум не самый популярный, билеты давали не всем, и как итог там было не 20 000 человек, как обычно бывает, а всего пара сотен. Вообще я редко играл МТТ, в основном – кэш. Где-то с февраля 2010 года я решил заняться покером более серьезно, но пошло у меня не очень хорошо. Я играл кэш, до февраля все было отлично, но как только я начал «карьеру», все пошло вниз. Не уверен, что это был даунстрик. На те результаты повлияло несколько моментов, я считаю: "Во-первых, мне было психологически сложно играть и все время проигрывать, это давит. Во-вторых, я был не уверен в своей игре. Я пытался найти тренера за какие-то разумные деньги, но не получилось. В-третьих, возможно, у оппонентов накопилась на меня статистика, а я активно пушил на их рейзы, причем делал это широко, так что принимать меня стали довольно лузово. Потом я уже узнал о Winteam Challenge и занялся исключительно этим.

- Как удалось попасть в команду?

- Когда объявили о Winteam Challenge, сказали, что будет 40 турниров (по 2 турнира в день), я подумал, что нужно обязательно отыграть все 40 турниров. Второй целью я для себя поставил играть только эти турниры, то есть никаких параллельных столов не запускать. Все турниры были оверлейные, так что я даже что-то заработал на них. Однако первую цель я не выполнил, отыграв 39 турниров. Произошло это из-за собственной невнимательности, я не зарегистрировался на один турнир, а поздней регистрации в нем не было.

Где-то 25 первых турниров у меня не складывались. У меня было мало очков, а шансов пробиться в топ-5 (столько проходило в команду Winteam) практически не было. Но потом многое изменилось, и я стал неплохо заносить, отыграв кучу «финалок». Последним турниром я даже мог выйти в топ-5, но не получилось, и я остался в топ-10, что давало мне дополнительный бонус в размере 300 долларов. Но в команду я не попал, а хотел.

Через некоторое время появилось объявление от одного человека, который хотел набрать свою команду из людей, не прошедших в топ-5 Winteam Challenge. Я послал ему анкету, и меня приняли очень быстро без каких-либо вопросов. Как мне он потом сказал, набирал ребят по чуйке. Поначалу она его не подвела: было шесть человек хорошего уровня, в первую же неделю мы очень круто апстрикнули. Я неплохо занес в покер-руме 888, когда там были хорошие турниры с оверлеями. Я занял несколько первых мест за 40 турниров, которые я сыграл за неделю. Я понимал, что это дисперсия и ничего сверхъестественного, но человек, набравший команду, это понял не до конца. Он стал набирать людей еще больше. Тут уже интуиция его подвела, и один игрок за пару недель залил 2500 долларов. Все стало разваливаться. Однако мне повезло, и за хорошие результаты меня все-таки пригласили в Winteam. В первые 50 турниров денег своих я не вкладывал вообще, а потом стал оплачивать 20%.

Дальше произошло следующее. WinTeam Junior (одно из подразделений Winteam – прим. Покер.ру) накрылся медным тазом. Человек, который курировал ребят, пропал. А на нем были определенные долги перед игроками. Чтобы спасти бренд, Wintyara (Анатолий Шварц – прим. Покер.ру) был вынужден покрыть их из собственного кармана и взять это дело под свою опеку. Он предложил мне возглавить отделение WinTeam Junior. То есть я продолжал играть за основную команду, но и стал заниматься WinTeam Junior, где игроки выступали в турнирах с меньшими бай-инами. Вскоре я занялся еще одним направлением в WinTeam – WinTeam Study, где основной идеей было обучение, а не игра. То есть получался следующий карьерный рост у приходящих игроков: в WinTeam Study человек учиться и играет небольшие турниры, потом он переходит в WinTeam Junior с определенной теоретической базой и отыгрывает дистанция в 100 турниров, потом, если результаты хорошие, идет переход в основную команду WinTeam.

- Давай поговорим о «Русской Схватке». Насколько тяжело было отобраться через сателлиты?

- Там был единственный финальный сателлит  (бай-ин 640 долларов – прим. Покер.ру), кроме фрироллов, поэтому шансов других не было. Я участвовал в отборочных турнирах в первой «Схватке», но там выбрал неправильную стратегию, теперь же я понимал, что к чему.  Хотя, признаюсь, были серьезные мувы, типа 5-бет в блеф на весь стек, но этот ход и был рассчитан на то, что человек выкинет. Так оно и получилось в итоге. В принципе, стек я стал набивать с самого начала. Повезло, что за столом был один «фишеватый» товарищ, который всю дорогу мне свои фишки отдавал. Он переезжал других игроков за столом, либо коллировал их ставки в блеф, а потом отдавал выигранные фишки мне. Довольно скоро начался пушбот. Я старался на весь стек больше не играть. Зарубились, правда, как-то с Русланом Котельниковым, но я его смог выбить из банка. Вообще с ним тяжело было играть, так как он был чиплидером турнира и давил своим стеком, поэтому, когда его пересадили за другой стол, мне стало существенно проще жить. Когда до призовых пакетов оставалась пара человек, я уже понял, что мне можно вообще не играть – я точно получал путевку.

- Сколько человек играло?

- 61.

- А проходило?
- 9 человек получали пакеты. Причем был и обычный призовой фонд, куда шли наши бай-ины. В денежных призах было 12 человек. Но на этот ИТМ никто не внимания не обращал.  Баббл был, конечно, жесткий, когда осталось 10 человек. К сожалению, Мише Петрову в этой стадии не повезло. Насколько я понял, он принял с тузами олл-ин того же Руслана Котельникова, который пушил эни ту. В этот раз у него было j4, которые и пришли уже на флопе. Миша вылетел. Мы все хорошо общаемся, но лучше, когда вылетает сильный игрок. Ведь все мы едем на «Русскую Схватку» и там бы играли между собой. Но, если честно, прошедшие игроки оказались не сильно слабее Мишы.

- Как-то готовился к поездке в Минск. Может, соперников изучал?
- Последние две недели перед поездкой я играл в обычный свой покер. Особо никого не изучал. Я продумывал некоторые варианты и планы на игру. Да и как их изучать? Скажем, SleepyTiger'а (Андрей Новак - прим. Покер.ру) - как его изучить? Его игру изучить невозможно!  Я, конечно, понимаю, что он будет делать примерно, но это не такой человек, который, если рейзит 3ББ, то это одна рука, если 2,5 – другая. Все игроки сильные, достаточно хорошо балансируют. Можно было бы посмотреть на игру фриролльщиков, но к этому надо было готовиться заранее.

- Перенесемся в первый игровой день. Ты как раз играл в первом же турнире. Журналистов во время съемок в зал не пускали, так что расскажи, пожалуйста, что там с вами происходило, чему обучали, что показывали?
- Дело в том, что меня, Андрея Полухина и Пашу Правдухина (все из WinTeam - прим. Покер-ру) пригласили в съемочную комнату еще 7 декабря («Схватка» начиналась с 8 числа – прим. Покер.ру). Мы участвовали в репетиции. Нам раздали карты, мы должны были делать ставки, рейзить и ререйзить, ну и так далее. Мне даже удалось «поморонить». Нам организаторы сказали, что это все понарошку, поэтому можно рейзить и пушить с любыми картами. Поэтому рейз, трибет, олл-ин с 42 одномастными – это было нормально. Проигранные стеки все равно нам возвращались. В общем, я до начала официальных съемок знал, как нужно держать руки, карты и прочее. Об этом всем еще раз рассказывали перед стартом первого турнира. Помню, Виталий Лункин все никак не мог руки нормально положить, чтобы карты не загораживать, поэтому дилеры постоянно ему замечания делали.

- Гримеры с вами не работали? На прошлой «Схватке» они были.

- Нет, гримеров не было.

- Как я узнал, были разные запреты относительно внешнего вида за покерным столом.

- Да. Прежде, чем мы начали играть, нам всем раздали контракты, которые нужно было подписать. Там что-то про условия, интеллектуальную собственность... В общем, я не сильно вчитывался, но с учетом того, что его подписал Александр Кострицын, а он тщательно вчитывался еще на прошлой «Схватке», то все должно был нормально. Так что вряд ли меня заставят работать в шахте, если что.

- Какие запреты ты запомнил из контракта?
- Нельзя было закрывать свое лицо, то есть запрещалось надевать очки или пользоваться капюшоном.

- Вспомним саму игру в первом турнире. Когда оставался топ-3, у тебя был самый короткий стек. Что тебе помогло выиграть в итоге? Карта шла хорошая, или Константин Пучков с Русланом Котельниковым играли пассивно?

- Соперники играли, конечно, странно. Когда выбыл на четвертом месте Андрей Патейчук, я попросил скинуть мне МБ (я был на ББ). И они вдруг скинули. Хотя, по идее, от их стеков в мой стек должен идти пуш с любой картой. Потом я запушил какой-то туз, меня опять не приняли. В следующей раздаче у меня было t7 разномастные или одномастные, не помню, двинул олл-ин в Пучкова. Костя начинает думать. Я ему говорю: «Костя, можно же, наверное, уже заколлировать. Мне же удваиваться надо, а у тебя как раз стек большой, доставить нужно немного». Он выкинул. Как он позже мне сказал, у него было jt. Потом была раздача с j8, в которой я ошибся. Коллировать при моем стеке префлоп нельзя было, но получилось, что получилось. Я удвоился после этой раздачи. Играть стало значительно легче, я уже и стилить начал, и рестилить– все проходило. Постепенно-постепенно я набивал стек, регулярно переставляя и Костю, и Руслана как на префлопе, так и постфлоп. Они выкидывали. Это привело к тому, что я стал обладателем 50% фишек в турнире. Выбыл Костя, мы остались с Русланом один на один. Играли очень долго и дошли до такого уровня, что даже на прошлой «Схватке» до такого никто не доигрывал. Но мне в итоге удалось выиграть решающий олл-ин, и я занял первое место.

- Понятно, что во втором турнире ты чувствовал себя гораздо увереннее. Какую стратегию ты выбрал, ведь тебе не нужно было выигрывать этот турнир, чтобы пройти на «финалку»?
- Да, я играл в день 2С, это был самый последний отборочный турнир, то есть знал весь расклад в лидерской таблице. Получилось так, что я мог занимать 4 место и точно попадал на «финалку». Можно было занять 5 или 6 место, но в этом случае, было много раскладов, которые меня не устраивали, так что я настраивался минимум на 4 место. Я играл тайтово и с трудом поддерживал стек, а при этом соперники, которые могли меня обойти в гонке за места в финале (Константин Пучков, Миша Шахов и Кирилл Чулков) наращивали стек. Поэтому в один момент я решился поставить 3бет в блеф на 1/3 стека против стила Кати Римской-Корсаковой.

В итоге мне удалось доиграть до второго места, хотя, скажу честно, хотел именно выиграть. Пусть эта победа мне ничего уже не давала, но я хотел. Мы долго играли хедз-ап с Мишей Шаховым, никак закончить не могли…

- К вам потом зашел организатор и что-то сказал, после чего вы практически сразу выставились в олл-ин.
- Да, он сказал, мол, ребята, пора заканчивать уже. Нам скоро финал играть, а вы все сидите и сидите.

- Мы в импровизированном пресс-центре сами удивлялись, почему вы так долго играете. Ведь никому ничего уже не было нужно – оба проходили на финальный стол.

- Я хотел занять именно первое место, так как никому не удавалось это. Андрей Заиченко занял 1 и 2, Андрей Полухин – 1 и 2, а я хотел – 1 и 1. Но, к сожалению, не срослось. Самое обидное, что когда это будут показывать по телевидению, никто не скажет, что меня заставили пойти олл-ин с 92.  Наверное, прокомментируют, что мне надоело играть или еще как-то.

- Илья Городецкий будет комментировать,  может, скажет.
- В том-то и дело, что Илья знает, что меня заставили, но сказать он этого публично не сможет.

- Ладно, давай уже о финальном столе с  тобой поговорим. Показалось, что сложился он для тебя довольно легко. Сколько ты в итоге вынес людей? Полстола где-то, да?
- В итоге да, но поначалу складывалось все не очень хорошо: карты не было, во флоп не попадал. Правда, однажды выиграл с валетами после рейза и колла. Повезло, что Андрей Полухин выкинул [А][К]. Потом было несколько интересных раздач, когда Зая сделал рейз, я хотел сделать свою ставку, но он мне сказал «не стоит», когда я взялся за фишки. Пришлось выкинуть. Потом уже я увидел у себя туза и решил сделал блефовый 3бет в ответ на рейз Заи с баттона. Туз есть – можно поесть. Выкинул уже он.

Была еще одна важная раздача. Я сделал небольшой рейз с парой шестерок и поставил конбет в полбанка на флопе 5tq радугой. Получил инсто-перестановку от Сайдела. Я понимал, что Эрик ни с чем, кроме qt, переставлять (для велью) не будет. В крайнем случае – сет пятерок, да и то не всегда. Хоть блеф у него и будет часто, пара шестерок не подходит для колл-дауна без позиции. Я решил просто забрать банк ставкой. Взялся за фишки сразу и начал долго думать. Когда диллер уже начала отсчитывать секунды, я поставил чуть больше, чем вдвое от его рейза. Дилер объявил мою ставку, и Сайдел сразу выкинул карты. Вот такой вот блеф у меня прошел, хотя, возможно, я был даже старше. На ночной перерыв («финалка» проходила в две части – вечером и уже утром – прим. Покер.ру) я ушел со стеком в 37 000, 40 000 было у Шахова, 45 000 – у Лункина, была пара коротких стеков (Евдаков и Ермолов) и пара средних стеков по 15ББ (Сайдел, Полухин и Зая). На следующий день я выбил Евдакова. Да, повезло, я его переехал. Надо понимать, что везенье в данном турнире – чуть ли не главная составляющая. Причем не только то, что ты переезжаешь, но и то, что другие переезжают нужных тебе людей.  Например, Ермолов имел стек в 10ББ на начало дня, был вторым кандидатом на вылет после Евдакова, но он занял в итоге второе место. Почему? Он олл-инами немного поднялся, а я всех выбил. Против Андрея Полухина мне зашло, а вот Сайдела и Лункина я переехал. Но все это везение не отменяет, что Леша - очень сильный игрок.

- В хедз-апе у тебя не возникло никаких проблем с Ермоловым, ты благополучно выиграл турнир. Перейдем к играм против Кострицына и Сайдела. Я знаю, перед матчем с Сашей ты советовался с некоторыми профессионалами. С кем советовался, и что тебе советовали?
- Начну с того, что когда я еще ехал в Минск, я думал, что будет, если мне придется играть с Кострицыным? Как же с ним играть? Во-первых, нужно стремиться к тому, чтобы сузить любые постфлоп розыгрыши, розыгрыши без позиции вообще исключить, а во-вторых, просто пуш-фолдить. Я представляю, как нужно пушить, поэтому Кострицын имел преимущество где-то 60 на 40. Меня эти цифры вполне устраивали. Это и был мой план.

Общался я с Сережей Рыбаченко, который был у меня  в доле. Он посоветовал это же самое, то есть пушить, когда достаточно много фишек в банке, чтобы Кострицыну было невыгодно продолжать борьбу. Саша же точно собирался обыграть меня постфлоп и не ввязываться в мои олл-ины. Еще Сергей сказал, что нужно изменить тактику в третьей игре, если до нее дойдет. До нее дошло, я тактику изменил.

Первую игру выиграл, вторую проиграл, и в третьем матче я стал больше разыгрывать банков и не тянул время. В конце концов, в решающем олл-ине мои 40% доехали, и я выиграл матч со счетом 2:1.

- Перед встречей с Сайделом ты советовался с Городецким, насколько я знаю, да?

- С Заиченко и с Ильей я советовался, да.  В принципе, у меня до начала матча был свой план, просто я его уточнил. Самый главный момент - Эрик любит коллировать, в том числе на ривере. Поэтому я старался меньше блефовать, хотя в третьем матче я первой же рукой поставил 3 барреля в блеф, так как понимал, что Сайдел адаптировался и скорее выкинет (тем более ривер был подходящим).

- Тем не менее, с Сайделом тяжело было играть?
- Легче чем с Сашей. Кострицын – реально сильный игрок. В рамках этих трех матчей c учетом
моего настроя и некоторой подавленности Эрика, я имел перевес, правда, вряд ли большой. На дистанции этот перевес бы нивелировался. Сайдел – действительно опытный игрок, который смог бы ко мне подстроиться.

- Ты много с кем поиграл на этой «Русской Схватке». Кострицын был самым сложным противником для тебя?
- Да, безусловно. Играл я один на один с Русланом Котельниковым, но он не дотягивает до Саши. Михаил Шахов – тоже. С Лешей Ермоловым особой борьбы не получилось, так как у меня был очень большой перевес по фишкам. Хотя я считаю Лешу более сильным игроком, чем того же Руслана. Имхо, Кострицын – лучший русскоязычный игрок (не считая непубличных
игроков типа feruell'a).

- Получилось подержать в руках твой чемпионский кубок. Довольно тяжелая штука, надо сказать. Тебе его почтой отправят?

- Нет, он у меня уже в Москве. Я его сразу положил в чемодан и полетел. Правда, чемодан весил 10 кг, а стал  весить 15 кг. Так что моя коллекция кубков пополнилась.

- Расскажи о своих ближайших планах с учетом такого заноса.

- Я планирую диверсифицировать свои доходы, то есть буду вкладывать в покупки долей и прочий бэкинг. Хочу активно развивать обучение (и WinTeam Study, и отдельно). Поездки в оффлайн, конечно, тоже планирую, но я через месяц с небольшим стану семейным человеком и не смогу вести такую разгульную жизнь, ездить куда захочу и когда захочу. Все-таки девушка без меня скучает, да и я без нее. Поеду в Лас-Вегас в феврале вместе с командой WinTeam, на Мировую Серию тоже планирую, но слишком активно ездить я не буду. Если бы моя будущая жена не работала, то все было бы проще: она бы отдыхала, а я бы катал. Но она работает дизайнером, так просто ее не отпускают. Хотя в Лас-Вегас она поедет со мной. Пробудет там две недели, а потом я уже без нее две недели еще жить буду. Скажем так, совмещенное свадебное путешествие.

- Как твоя девушка-будущая жена относится к покеру?
- Она не до конца верит во все это. Я думаю, просто не очень хочет разбираться. А в основном – нормально все. Ее больше расстраивает то, что я занят по вечерам или играю в воскресенье. Но я стараюсь искать компромиссы, устраивать выходные дни, когда мы можем провести время вместе. Например, в субботу я почти никогда не играю, хотя в этот день достаточно интересных турниров.

- Я так понимаю, что большая часть выигрыша пойдет в твое покерное развитие, покерные дела.
- Не только. У нас ремонт планируется, который мы теперь доделаем значительно быстрее. У родителей есть кредиты, которые я  планирую покрыть за свой счет. Плюс есть желание купить некоторые вещи, например, мощный ноутбук, чтобы я мог спокойной играть, а девушка - заниматься обработкой фотографий. Но, безусловно, большая часть денег пойдет в покер.

- Какую покерную цель ты ставишь на ближайший год?
- Я считаю, что все цели должны быть поставлены с умом. У меня нет цели побить NL100, хотя, возможно, к концу года я побью NL600. К слову, покеристы часто ставят цель выиграть
определённую сумму за месяц, и это, имхо, не правильно. Ставя такую цель, ты подвязываешь себя на некие действия, исход которых от тебя не зависит. Ты можешь играть хорошо, но дисперсию никто не отменял, и ты в итоге будешь расстраиваться. Я хочу съездить в Вегас и хорошо отыграть там серию турниров. Не плюсануть, а именно хорошо отыграть. Я хочу получить массированный опыт игры в оффлайн, адаптироваться к нему, чтобы увеличить свое будущее преимущество, играя турниры в рамках ЕРТ, например.

- Спасибо, Александр, за интервью! Желаю успехов во всех твоих покерных начинаниях и, конечно же, будущей семейной жизни.
- Спасибо!

Участники «Русской Схватки-2»

Представители команды Full Tilt Pro: Эрик Сайдел, Виталий Лункин, Николай Евдаков.

Приглашенные игроки: Константин Пучков, Андрей Заиченко, Сергей Рыбаченко,  Илья Городецкий, Екатерина Римская-Корсакова,  Александр Довженко.

Игроки, отобравшиеся через финальный сателлит на Full Tilt: Александр Буянов, Алексей Ермолов, Андрей Полухин, Олег Плавский, Руслан Котельников, Кирилл Чулков, Андрей Патейчук, Андрей Новак, Павел Правдухин.

Фриролльщики: Алексей Селин, Алексей Романов, Александр Новиков, Наурис Купцовс, Михаил Шахов, Юрий Белоцерковский.

Результаты финального стола:

1. Александр Буянов – $50 000
2. Алексей Ермолов – $30 000
3. Виталий Лункин – $20 000
4. Андрей Полухин – $15 000
5. Эрик Сайдел – $10 000
6. Михаил Шахов – $5 000
7. Николай Евдаков – $5 000
8. Андрей Заиченко – $5 000

Хедз-ап Александр Кострицын – Александр Буянов
Счет: 1:2
Приз: кубок чемпиона «Русской Схватки» 2010 года.

Хедз-ап Эрик Сайдел – Александр Буянов
Счет: 1:2
Приз: $100 000